Я и Майрук – Кровь5
27 июля 2019 г.
Я и Майрук

Мария Белова

Потенциальный донор костного мозга, приглашенный редактор проекта КРОВЬ5
Фото из Instagram Марии Беловой


Каждый марийский школьник знает, что в первом звуковом фильме «Путевка в жизнь» (1931, режиссер Николай Экк) сыграл марийский актер Йыван Кырла. Звали его героя Мустафа, был он беспризорником, ездил в фильме на дрезине, а его фразы тут же пошли в народ: «Яблочка хотца!», «Ловкость рук и никакого мошенства» и т.д. По сей день памятник Йывану Кырле стоит на железнодорожном вокзале Йошкар-Олы и встречает всех гостей города.

Судьба Кырлы, как и всей марийской интеллигенции, сложилась печально — об этом я расскажу в следующей заметке. В 1937, в разгар кампании по чистке среди марийских ученых, писателей и артистов, Кырла подрался в ресторане со студентом, который заметил ему, что в большой компании следует говорить не по-марийски, а по-русски — ибо «в обществе не должно быть секретов». Через два дня Кырла был арестован и обвинен в контрреволюционных националистических взглядах. Его приговорили к 10 годам лагерей, где он и умер. Спустя 13 лет Кырлу реабилитировали. Его имя теперь носит улица в Йошке.

Кстати, на самом деле Йывана звали Кирилл Иванович Иванов. Но в конце 1920-х годов он, как и многие другие деятели марийского искусства, взял национальный псевдоним. Писатель Ипатий Степанов стал называться Олык Ипай, переводчик Петр Першуткин — Пет Першут, а известного советского композитора Якова Эшпая на самом деле звали Яков Ишпайкин.

Марийские имена — вообще штука интересная. Скажем, до замужества женщина носила собственное имя, а после — лишалась его и начинала зваться по мужу — например, Эркай ва́те (жена Эркая). У мужчин на первое место ставили имя отца, а собственное — уж после. Получается конструкция отчество+имя: скажем, Актанай Паймас (Паймас Актанаевич), Яныгит Паймет (Паймет Яныгитович). Сейчас и женщин так зовут, век феминизма все же. В городе, правда, я такого обращения не слышала, а в деревнях — пожалуйста.

Тем не менее, местная культура плотно взаимодействует с русской, поэтому марийцы в какой-то момент адаптировали под свой язык привычные нашему уху имена. Так Артём стал Öрчеме, Кирилл — Кырлой, Ирина — Ориной, Александр — Эчаном. Ну а я, Мария — Майрук. Правда, в общежитии девочки звали меня Машук. Я не против. Мне нравится.

Сейчас марийские имена переживают второе рождение, и меня это очень радует. На детской площадке можно встретить маленькую Эвику, в песочнице играет Яндияр, качается на качелях Салика. По мне, это очень круто!

Словарь марийского донора

Лӱм — имя

Кочмывер — ресторан или столовая

Йоча — ребенок

Тӱвыра — культура

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также