Рубиться в пинг-понг – Кровь5
23 января 2019 г.
Рубиться в пинг-понг

Павел Ломохов

Потенциальный донор костного мозга, приглашенный редактор проекта КРОВЬ5


Из многих увлечений, связанных с видами спорта, одно сопровождало меня на протяжении трех летних сезонов. И даже больше: с ним я провел три летних сезона в пионерском лагере да еще два летних сезона детского санатория, где укреплял свое не вполне взрослое здоровье. Короче говоря, мне здорово приглянулся настольный теннис, или, как бы мы теперь сказали, пинг-понг.

Я даже точно не припомню, на какой смене это было. Помню только, что рядом с корпусом, где проживал наш отряд, был теннисный стол. Особенностью этого стола было то, что он стоял несколько под наклоном. Впрочем, это не смущало: мы с друзьями играли до тех пор, пока не раскалывали все теннисные шарики, выделенные для отряда на всю смену. Обычно это происходило за одну неделю и было связано с тем, что на наших ракетках отсутствовало резиновое покрытие. Такие ракетки мы называли «сухарями». Когда кто-то из ребят привозил свою ракетку из дома, нашему счастью не было предела. Ведь хорошей ракеткой нельзя расколоть шарик, а еще ей можно делать крученые подачи.

С каждой сменой у меня получалось играть всё лучше и лучше. Иногда нам разрешали играть на столах старших отрядов. Эти столы, в отличие от нашего, были установлены на ровной поверхности, обладали упруго натянутой сеткой и радовали глаз четкой разметкой.

Каждую смену проводились турниры. Это был особый трепет: ведь ты не знал своего соперника и его возможностей до самого начала игры. Я обычно выигрывал в первом раунде, а во втором проигрывал. Но меня это не расстраивало, потому что после проигрыша мы бежали в свой отряд и пытались повторить то, что нам только что показывали старшие ребята.

Более серьёзное отношение к теннису у меня проявилось позже, когда я подружился с одним мальчиком, который играл очень хорошо и всегда мог меня чему-нибудь научить. Это было в санатории, о котором я упоминал выше. Проблема со столами там отсутствовала: столы всегда были свободны, потому что почти все мальчишки носились в футбол.

Мой друг научил меня основным приемам игры. Они назывались «накат справа» и «накат слева». Накат — это такой очень резкий удар по большой дуге в крайнюю часть стола. Его целью является попасть как можно ближе к сопернику, чтобы тот не смог подстроиться. Для того, чтобы самому противодействовать таким ударам, я использовал защитный метод: отходил на пару метров от стола и выматывал соперника, пока он не промахнётся.

Я даже пробовал ходить на тренировки, по совету моего друга. На этих тренировках я впервые увидел, как играют профессионалы, и мне это совсем не понравилось. Шарик летал с такой сумасшедшей скоростью, что я почти не мог его разглядеть. Это меня не зацепило, и я решил, что просто буду наслаждаться игрой.

Тем не менее, эти тренировки принесли свой плюс. Я развился физически, стал довольно гибким. Выровнялись скорость и реакция. И потом, раньше у меня никогда не получался накат слева: я его использовал гораздо реже, чем накат справа. А тут вдруг научился, просто нужна была практика. Ее мне преподала одна девочка, очень сильный игрок, не отказавший мне в помощи. С ней я познакомился еще в лагере, на одном из турниров. Благодаря ее поддержке и дружеским указаниям, у меня стал выходить левый накат. И выходит до сих пор, к удивлению и радости моих близких, несмотря на то, что я уже давно не езжу в пионерские лагеря.

Сегодня в пинг-понге наивысшему риску подвержен так называемый плечевой пояс (совокупность лопаток, ключиц и мышц, отвечающих за движение верхних конечностей). По мнению спортивного врача Мирана Кондрича, это происходит из-за  размеров теннисного мячика, которые были увеличены в 2000 году с 38 мм до 40 мм, а с 2014 года — до 40,5 мм.

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также