Встречи на том цвете – Кровь5
Бюллетень
Выпуск № 5

Алина Гришкина

Встречи на том цвете

Образ смерти в мировом изобразительном искусстве

Творческие люди знают, что без смерти нет людей и нет творчества. Без мысли о том, что всему приходит конец, не создашь ничего вечного. Директор художественной галереи Кровь5 искусствовед Алина Гришкина иллюстрирует это соображение картинами. Она собрала и прокомментировала десять шедевров живописи, посвященных смерти.

Кристина Ботуэлл,

«Сердечная связь» (2013)

Зимой ты видишь борьбу камня со льдом. Хрупкость и незыблемость. Скульптуры Кристины — это сражение (или возрождение) духовного и телесного, переменный успех зимы и весны. Скульптуры кажутся на первый взгляд наивными, но таят в себе немыслимые запасы человеческой энергии.

Пол Кадмус, «Стрижка» (1986)

Перед вами хулиган и потомственный американский художник Кадмус. Стиль художников эпохи Возрождения он соединял с юмором и сатирой. Некоторые критики называли его «Мольером от живописи». Вот мы видим, как некий златокудрый ангел то ли стрижет пожилого мужчину, то ли вместе с волосами отсекает его жизнь. Что это — дружеская поддержка или подготовка к Страшному суду? В любом случае ерничают оба героя. А взгляд-то у обоих нездешний. Сквозь нас.

Борис Григорьев, «Лики мира» (1920–1931), деталь

Один из самых талантливых портретистов начала XXвека. Рисовал знаменитых писателей, артистов, режиссеров. Потом уплыл от революции на лодке и стал рисовать простых людей. Григорьев не мог просто нарисовать человека — его картины всегда отображают внутреннюю сущность. Вот перед нами чилийская сеньора, сдержанная и разумная. А вот она же слева — алчная и злая. Или та, кто придет за ней через некоторое время.

Аксели Галлен-Каллела, «Мать Лемминкяйнена» (1897)

Галлен — учитель Симберга. Тоже финн со шведскими корнями, лидер финского модерна. На этой картине разыгрывается эпическая сцена. Мир разделен по диагонали. Вот жизнь, вот кровь, а там — чернота и смерть. Дерзок взгляд матери. Вопрошает она: почему с ее сыном такое произошло? Почему же именно он, такой красивый, такой любимый, унесен из этой жизни?

Бен Шан,

«Мирный пейзаж» (1945)

Художник — американец литовского происхождения. Представитель критического реализма. Несмотря на мирное название, ощущение от послевоенной картины совсем не радостное. Смотришь на полотно и понимаешь, какой ты на самом деле маленький, одинокий и беззащитный перед стихиями и перед смертью.

Анри Руссо, «Война» (1894)

Конец XIXвека. Франция хочет вернуть Лотарингию и Эльзас. Отменяются военные льготы для учителей, старших учеников и семинаристов. Какое волшебное, лазоревое небо с цветочными тучками. Мохнатый ребенок верхом на каком-то муравьеде. А внизу — беззащитные (так перекликаются со сказочными облаками), раздавленные, еще живые тела людей.

Эндрю Уайет, «Весна» (1978)

Уайет называл себя «растерянным мальчиком». В 1945 году на железнодорожном переезде поезд раздавил машину с его отцом. Как мы видим, весна для Уайета — это время закутаться в одеяло и умирать, мечтательно глядя в небо. Может, в этом секрет вечности? К слову, сам Уайет прожил 91 год.

Хуго Симберг, «Смерть заслушалась» (1897)

Финский художник Симберг любил изображать Смерть. Она у него простая. И дело, в сущности, обыкновенное. Вот она пришла за страдающей душой. В пальто такая, даже цветы принесла. Со всем уважением. Уж и женщина на кровати ее ждет, повернулась. А сын не может отпустить мать. Завораживает Смерть игрой на скрипке. Хоть еще пять минут мать побудет с ним, пока звучит музыка.

Джованни Сегантини, «Злые матери» (1894)

Итальянец Сегантини был очень набожным человеком, и многие его картины рассказывают о грехах. Эта изображает злую мать — ту, которая могла быть матерью, но не захотела. Она как сухое дерево в безжизненном поле. Только холод давала своим детям, в вечном холоде и осталась. И правда, страшное зрелище.

Густав Климт, «Смерть и Жизнь» (1915)

Смерть у классика сгорбленная, тщедушная, завистливая. Жизнь — бурная, кипящая, клубок страстей. Будто зима ледяная шла и увидела бурлящую реку. И перейти ей эту реку не по зубам. Так и стоит она — ждет, пока разомкнутся объятия людей на той стороне.


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание «Русфонда», и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками, и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5.

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Содержание бюллетеня