Почему со мной перестают общаться – Кровь5

Почему со мной перестают общаться

Рак меняет не только взгляды самого человека, но и отношение к нему окружающих. Его начинают жалеть, пугаться и избегать. Наша колумнистка Мария Идрисова рассказала об этом по собственному опыту

Лицо собеседника становится скорбным и как бы пытается изобразить сострадание, сочувствие. А глаза полны боли и осознания, что это почти конец. Вот и начинаешь человека успокаивать и объяснять, что рак — это не так уж и страшно, и даже лечится, и что умирать ты не собираешься. Сколько таких лиц я перевидала за 12 лет лечения!

Люди очень боятся онкологических заболеваний, оно и понятно. И даже несмотря на то, что лечится рак сейчас вполне успешно, у большинства он ассоциируется со смертью — без других вариантов.

Мое отношение к лейкозу вызывает у них поломку восприятия. В глазах читается непонимание: «Она смеется и радуется жизни… Как такое может быть?»

Конечно, новость о болезни знакомого, и уж тем более близкого, человека — это всегда шок. И большинство моих приятелей просто прекратили общение по причине страха, непонимания и стереотипного отношения. Ведь о чем можно говорить с умирающей, что сказать, о чем спросить?.. Люди боятся сказать что-то не то и не понимают, что же в данном случае «то». Несколько раз я узнавала, что близкие знакомые изначально не верили в мое выздоровление.

Одна приятельница честно призналась, что, узнав о моей болезни, не нашла в себе сил позвонить и много плакала. Она знала только одно: рак. Для нее это значило, что продолжения не следует.

Тем временем я выздоравливала, читала, общалась с людьми, смеялась и приближалась к моменту выписки. А она расстраивалась и плакала, хотя можно было просто набрать номер и узнать, что лечение идет вполне успешно.

Что уж говорить о женах и мужьях, которые оказываются не готовы к таким испытаниям. Об отцах, которые отворачиваются от больных детей, и родственниках, не принимающих онкостатус и человека вместе с ним.

Супружеские пары расходятся в двух направлениях: одни, держась за руки, идут на капельницы до победного конца. Вторые понимают, что единства-то у них и не было. Еще с первой пересадки помню семью — маму папу и дочку-подростка, которые, как и я, ежедневно ходили на поддерживающую терапию дневного отделения — на длительные капельницы. Их невозможно было не запомнить: уравновешенные, дружные, организованные. Папа всегда держал маму за руку, мама ежедневно приносила чай и еду на троих, дочь читала книги или дремала под действием лекарства. Они напоминали мне цельный организм, настолько синхронны были их совместные действия.

Бывало и по-другому. Одно время в дневной стационар вместе со мной ходила грустная девушка с лысой головой. Ее сопровождал муж, он постоянно был чем-то недоволен, закатывал глаза и даже не пытался помочь жене.

В самом начале своего пути я не понимала такого поведения. Не злилась, скорее, недоумевала. Но потом кое-что осознала.

Ведь человек просто не планировал иметь в качестве друга/коллеги/мужа больного раком. И знаете, он имеет на это право! Ну не готов он к такому. Не это выбирал, у него надежды были на другое. А тут рак, который в планы никак не вписывается!

Кому-то не хватило знаний о болезни и кругозора, кому-то — мужества и желания быть рядом, а кто-то просто не хотел во всем этом жить. Ну вот просто не хотел. Так что к решению прервать отношения с человеком, ставшим пациентом, я теперь отношусь с пониманием.

Но уж если решили отношения сохранить, дам совет. Самое ужасное слово — это «держись». Никогда его не используйте — никто из пациентов его не любит. Ведь если человеку плохо, то это слово только усугубляет ситуацию. А если настрой хороший и боевой, а тебе все равно говорят «держись», то это еще хуже. Вроде как ты в порядке, но это слово напоминает, что все не так хорошо, как кажется…

Первая запись, где Маша рассказывает о мыслях накануне трансплантации.

Вторая запись Маши — про перелом в лечении.

Третья запись, где Маша рассказывает, как пациента после пересадки встречают обычные врачи.

Четвертая запись Маши — о ее таблетках, их цветах и размерах.

Пятая запись — о запретах и ограничениях врачей.

Шестая запись о том, каково это — перенести ТКМ прямо в разгар эпидемии.

Седьмая запись — о новом мироощущении, которое дарит лейкоз.

Восьмая запись — о том, как проходят у больных новогодние праздники.

Девятая запись — о неожиданных последствиях трансплантации.

Об истории своей болезни Маша рассказывает в инстаграме.

Фото: Анна Иванцова


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также