Как не поддаться панике – Кровь5

Как не поддаться панике

Мария Идрисова рассказывает, почему опасно паниковать во время лечения и как взять себя в руки

Один раз у меня случилась настоящая паника. Было это в 2015 году при подготовке к первой трансплантации. Утром мне подключили капельницу, мы с соседкой были в палате вдвоем, читали книги. Минут через пять у меня начало немного гореть лицо, потом состояние жара усиливалось, и я заметила, что соседка смотрит на меня, не отрывая глаз.

Дальше воспоминания немного размыты – не помню, я или она нажала звонок для вызова медсестры. У меня горело лицо, горло, уши, стало трудно дышать.

Прибежали – не пришли, а именно прибежали – медсестры, за ними гематологи, мгновенно остановили поступление препарата в вену, ввели противошоковое лекарство. Этот момент запомнился парализующим страхом и врачами, которые что-то мне кололи.

Конечно же, анафилактическую реакцию удалось нейтрализовать моментально, мне заменили препарат, а я узнала, что от него часто такое бывает. Но главное, что я запомнила, – это слова процедурной медсестры. Она сказала, что иногда у людей возникает острая реакция, не очень опасная сама по себе. Но если в этот момент сам человек впадает в сильную панику, то именно это может сыграть очень плохую роль.

К сожалению, среди пациентов очень много паникеров, но если одни в состоянии успокоить себя, найти убедительные доказательства того, что все наладится и будет хорошо, то другие пребывают в этом опасном состоянии перманентно.

В чем опасность? Лечение и выздоровление – это такой тонкий период, когда врачи советуют избегать любых слишком ярких эмоций, как положительных, так и отрицательных.

А лучшие друзья и спутники паники – это страх, напряжение, эмоциональная нестабильность, неуверенность, ожидание худшего, и все вместе они злейшие враги успешного лечения.

Я знаю много людей, которые с ужасом ожидают анализа крови или костного мозга, хотя никаких предпосылок к переживаниям нет вообще. Перед утренним обходом пациент весь зажат, ждет приговор, не меньше. И если анализ в итоге хороший, он восклицает удивленно и радостно: «Да?!» Врач уходит, пациент счастлив, но очень скоро все начинается сначала. Такой рукотворный круг страданий.

А уж если анализ на ничтожные единицы хуже, чем был в прошлый раз, начинается паника, бессонные ночи, ожидание страшного. Разъяснения врача о том, что это норма и все хорошо, имеют весьма краткосрочный эффект.

Чаще всего паникуют те, кто в принципе не понимает, что может быть хорошо, но очень сильно этого хочет. В борьбе со страхом люди ищут себе внешнюю опору. Очень многие, собираясь в клинику, раньше тапочек и кружки кладут в сумку молитвослов. У меня он тоже был одно время. Процентов сорок моих соседей посвящали очень много времени молитве, находя в ней утешение, вдохновение и веру. При мне был случай, когда человек лег в больницу с нейтральным отношением к Богу, а вышел глубоко и истинно верующим.

Пациенты-родители часто берут в больницу игрушку ребенка или какую-то его вещь, которая каждый день напоминает, что выздороветь нужно обязательно! У моей соседки, например, был старенький потрепанный жираф ручной работы.

А мой способ борьбы с паникой таков: сразу бегу к врачу и очень быстро выясняю суть проблемы. Выхожу из кабинета уже спокойной – с этого момента в моей голове уже не проблема, а задача, требующая решения.

Но если вдруг вы замечаете, что не справляетесь со своими страхами, постоянно ожидаете худшего и никак не можете от этого избавиться, нужно обязательно обратиться к психологу клиники. Это касается не только пациентов, но и их близких, которые тоже очень сильно страдают.

Первая запись, где Маша рассказывает о мыслях накануне трансплантации.

Вторая запись Маши — про перелом в лечении.

Третья запись, где Маша рассказывает, как пациента после пересадки встречают обычные врачи.

Четвертая запись Маши — о ее таблетках, их цветах и размерах.

Пятая запись — о запретах и ограничениях врачей.

Шестая запись о том, каково это — перенести ТКМ прямо в разгар эпидемии.

Седьмая запись — о новом мироощущении, которое дарит лейкоз.

Восьмая запись — о том, как проходят у больных новогодние праздники.

Девятая запись — о неожиданных последствиях трансплантации.

Десятая запись: как меняется отношение окружающих к заболевшему раком.

Одиннадцатая запись — о том, что делать, когда узнал, что у тебя лейкоз.

Двенадцатая запись: как наслаждаться красотой момента, невзирая на лейкоз.

Тринадцатая запись – о соседях по палате и почему они очень важны.

Об истории своей болезни Маша рассказывает в инстаграме.

Фото: Анна Иванцова


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также