Скрытая угроза – Кровь5

Скрытая угроза

Мария Идрисова о болезнях, которые появляются на фоне лечения рака и зачастую остаются незамеченными

Поначалу я думала, что как-то незаметно для себя подвернула ногу. Болело сильно, врач в больнице сделал рентген, сказал, что все в порядке, выписал противовоспалительные таблетки и отпустил. Но наступать на ногу с каждым днем становилось все больнее, а в какой-то момент я начала хромать.

Пришлось обратиться к платному специалисту. Новый рентген, и снова все чисто. На этот раз врач диагностировал поперечное плоскостопие и рекомендовал ортопедические стельки, которые не дали никакого результата. Я рассказала о проблеме гематологу, и она направила меня в НИИ ортопедии имени Вредена. Именно там с помощью МРТ врачи установили некроз таранной кости. Проще говоря, многоочаговое отмирание костных тканей.

Первое, что спросил доктор, когда увидел изображение: «Вы долго принимали гормоны?»

Да… очень долго и в больших дозах. Врач объяснил, что есть три пути развития этой ситуации — самовосстановление, отсутствие динамики либо ухудшение, в случае последнего — операция, а пока — наблюдать. Вскоре анализ костного мозга показал рецидив лейкоза, и меня госпитализировали в стационар, где вновь началась гормонотерапия. Боль в ноге со временем ушла — врач сказал, что ткани восстановились сами.

В онкогематологии в паре с химиотерапией очень часто идет гормональная терапия — глюкокортикостероиды. Первая убивает раковые клетки, вторая защищает организм от различных нежелательных реакций. Но и у гормонов есть собственные последствия.

Одно из них — стероидная глаукома. Ее у меня подозревали еще при лечении первого лейкоза. Но тогда врач-офтальмолог заверил, что в 22 года это невозможно. И решил, что сходство картинки моих глаз с глаукомой — лишь особенности строения. Точно такие же слова я услышала десять лет спустя на приеме офтальмолога, к которому пришлось обратиться из-за внезапного отека глаз, который, как вскоре выяснилось, был симптомом рецидива лейкоза.

По-настоящему глаукому обнаружили и начали спасать мои глаза всего несколько месяцев назад. Произошло это благодаря неравнодушному неврологу в клинике гематологии, к которому я пришла на плановый прием. К тому моменту я стала замечать светящиеся точки в глазах, о которых ему и рассказала. Доктор не проигнорировал жалобу и направил в клинику офтальмологии, теперь я — их постоянный пациент. Глаукома не лечится, утраченные поля зрения уже не вернуть, но обязательно нужно регулярно наблюдаться, чтобы сохранить здоровые участки глаз.

После тяжелого лечения рака у пациентов нередко возникают проблемы со здоровьем, поэтому периодически мы посещаем лора, гинеколога, уролога, офтальмолога и прочих врачей узкого профиля. Начинается прием всегда с краткого рассказа о себе и о пройденном лечении. Именно в этот момент абсолютно все врачи говорят: «Ну, миленький, конечно, такое не проходит бесследно». И очень важно, чтобы доктор отличил временную проблему, которая устраняется симптоматическим лечением, от диагноза — свежего либо уже прогрессирующего.

Я считаю, что решение врача и его действия зависят не только от профессионализма, но и от человечности, желания разобраться по-настоящему, не упустить что-то важное.

Таким оказался тот доктор-невролог, благодаря которому замечательные офтальмологи сохранят мне зрение.

Первая запись, где Маша рассказывает о мыслях накануне трансплантации.

Вторая запись Маши — про перелом в лечении.

Третья запись, где Маша рассказывает, как пациента после пересадки встречают обычные врачи.

Четвертая запись Маши — о ее таблетках, их цветах и размерах.

Пятая запись — о запретах и ограничениях врачей.

Шестая запись о том, каково это — перенести ТКМ прямо в разгар эпидемии.

Седьмая запись — о новом мироощущении, которое дарит лейкоз.

Восьмая запись — о том, как проходят у больных новогодние праздники.

Девятая запись — о неожиданных последствиях трансплантации.

Десятая запись: как меняется отношение окружающих к заболевшему раком.

Одиннадцатая запись — о том, что делать, когда узнал, что у тебя лейкоз.

Двенадцатая запись: как наслаждаться красотой момента, невзирая на лейкоз.

Тринадцатая запись — о соседях по палате и почему они очень важны.

Четырнадцатая запись — об опасности паники и о том, как ей не поддаться.

Пятнадцатая запись: Маша постепенно прощается со статусом пациента.

Шестнадцатая запись: воспоминания о самом приятном лечении — гормональном.

Семнадцатая запись — о врачах.

Восемнадцатая запись — о подготовке к трансплантации.

В девятнадцатой записи Маша рассказывает о больничной дружбе.

Двадцатая запись посвящена прощанию с лейкозом.

Двадцать первая запись — о том, как сказать о болезни маме.

Об истории своей болезни Маша рассказывает в инстаграме.

Фото: Анна Иванцова


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также