Самое страшное время – Кровь5

Самое страшное время

Мария Идрисова о том, каково это — ждать диагноза

Страх осознания того, что лейкоз вернулся, я испытала три раза, это единственное, что так и не смогла побороть. Если бы можно было в домашних условиях определить рецидив, было бы намного легче. Вот как с обычной температурой: вроде бы почувствовал жар, взял градусник, минута — и готово, все сомнения развеяны. И даже если температура повышена, можно просто принять меры. Но главное, понятно, что происходит и как с этим бороться. А для меня понимание происходящего — основная опора и причина спокойствия.

С рецидивами все намного сложнее, все три я заподозрила самостоятельно, но не сразу.

Сначала появлялись первые симптомы, которые как две капли воды похожи на простуду: температура, утомляемость, слабость, и это не вызывало особого беспокойства.

Но как только присоединялись типичные гематологические признаки болезни, так хорошо мне знакомые: кровоточивость десен, синяки на руках и ногах, похудение, — вот тогда наступало жуткое состояние. Ты уже догадываешься о рецидиве, но для диагностики нужно время. Надо связаться с лечащим гематологом, записаться на анализы, сдать кровь и костный мозг и ждать результата. В моем случае все три раза для этого требовалось от нескольких дней до пары недель.

Это очень страшный период для любого человека. Мои родные, знакомые и те, кто меня читает, знают, что я стойкая. Но именно период ожидания лишал меня абсолютно всех качеств, помогающих в борьбе, я опускала руки и не могла есть, пить, спать и уж тем более что-то делать. Состояние «все хорошо, успокойся, это не рак» резко сменялось на «конечно, это рак, и что теперь будет, непонятно», и так каждые пять секунд круглосуточно. Эта внутренняя гонка изматывает настолько, что чувствуешь себя просто оболочкой без содержания.

Внутри все горит, мозг пульсирует от скорости мысли, сознание даже в состоянии сна рисует мрачные картины.

Но все же успокаивает то, что врачи уже вмешались и, даже если это «оно», точно помогут. И снова спасут жизнь, которая становится особенно дорога в этот период. Мне достаточно быстро диагностировали и первичный лейкоз, и три рецидива, а есть пациенты, которые ждут диагноза месяцами!

Моя знакомая попала в отделение гематологии с плохим самочувствием, более полугода ее диагностировали, настолько сложным оказался случай. За эти месяцы она была так измотана, что уже не реагировала на свои страхи смерти и рака.

Долгое время спустя у нее выявили апластическую анемию и провели трансплантацию, сейчас у нее все хорошо.

Другая знакомая пережила страшный эпизод. Попав в отделение гематологии с низкими показателями крови, узнала от врача, что, предположительно, это может быть лейкоз. Но, чтобы точно все выяснить, нужно время для проведения анализа. Она ждала, боялась, а в итоге оказалось, что лейкоза нет. Ее перевели к врачам другого профиля для дальнейшего выяснения, но главное — это не рак!

Как тяжело быть в состоянии ожидания, понимает только тот, кто испытывал это ужасное чувство. Меня ничто так не пугало, как этот период, даже сам факт лейкоза.

Первая запись, где Маша рассказывает о мыслях накануне трансплантации.

Вторая запись Маши — про перелом в лечении.

Третья запись, где Маша рассказывает, как пациента после пересадки встречают обычные врачи.

Четвертая запись Маши — о ее таблетках, их цветах и размерах.

Пятая запись — о запретах и ограничениях врачей.

Шестая запись о том, каково это — перенести ТКМ прямо в разгар эпидемии.

Седьмая запись — о новом мироощущении, которое дарит лейкоз.

Восьмая запись — о том, как проходят у больных новогодние праздники.

Девятая запись — о неожиданных последствиях трансплантации.

Десятая запись: как меняется отношение окружающих к заболевшему раком.

Одиннадцатая запись — о том, что делать, когда узнал, что у тебя лейкоз.

Двенадцатая запись: как наслаждаться красотой момента, невзирая на лейкоз.

Тринадцатая запись — о соседях по палате и почему они очень важны.

Четырнадцатая запись — об опасности паники и о том, как ей не поддаться.

Пятнадцатая запись: Маша постепенно прощается со статусом пациента.

Шестнадцатая запись: воспоминания о самом приятном лечении — гормональном.

Семнадцатая запись — о врачах.

Восемнадцатая запись — о подготовке к трансплантации.

В девятнадцатой записи Маша рассказывает о больничной дружбе.

Двадцатая запись посвящена прощанию с лейкозом.

Двадцать первая запись — о том, как сказать о болезни маме.

Двадцать вторая запись — про неприятные последствия лечения.

Об истории своей болезни Маша рассказывает в инстаграме.

Фото: Анна Иванцова


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также