Мария Белова – Кровь5
Дневники
Мария Белова, 26 лет, фрилансер, потенциальный донор костного мозга

Мария Белова живет в городе Йошкар-Оле и занимается марийским рыбацким фольклором. Ей всего 26, но она немало знает про колдовство: каким заговором приманить рыбу, как отпугнуть ее у соседа и как уйти на долбленой лодке от моторки Рыбнадзора. Еще Мария шьет кукол на продажу, любит яркие цвета, футболки с изображением поэта Пушкина и его жены, ходит в театры, пишет тексты про искусство и, конечно, ждет звонка из Регистра — ведь она полгода назад стала потенциальным донором костного мозга.
В своем дневнике Мария рассказывает о себе и о городе, в котором она живет. Йошкар-Ола, да и вся республика Марий-Эл — настоящее место силы, со священными рощами и колдунами, посетить которое надо каждому россиянину, а тем более донору костного мозга.

Фотографии Саши Мановцевой. Ассистенты: Борис Поспелов, Иван Горковенко. Проект Кровь5 выражает благодарность за предоставленное оборудование ООО "Флама", официальному представителю Profoto и Manfrotto в России.
06 августа 2019 г.
Я и костный мозг

Мария Белова

Потенциальный донор костного мозга, приглашенный редактор проекта КРОВЬ5
Фото из Instagram Марии Беловой


В универе, на историко-филологическом факультете, где я проучилась семь лет, я была главой студсовета. Раз в год студенты моего славного университета массово сдавали кровь. Мне нужно было найти студентов, которые хотели бы стать донорами. «Найти» — это громко сказано, в желающих недостатка не было. Сотни студентов стали донорами, и это здорово. Хотя многих заворачивали — из-за низкого гемоглобина или из-за недостатка веса. Филология, она такая.

Мне же дали от ворот поворот аж 5 раз. Сначала развернули из-за возраста. «Деточка, тебе всего 16 лет, нельзя, жди совершеннолетия». Я дождалась. Но мне опять отказали. За пару месяцев до акции я проколола уши. Оказывается, надо ждать полгода, даже после прокола ушей. Потом я очень долго и болезненно лечила зубы. И мне тоже отказали — с разрезанными деснами нельзя. Потом еще были травмы. В общем, так я и не стала донором крови. Вся моя первая отрицательная пока при мне.

Кстати, в Марий Эл насчитывается почти 40 000 доноров крови и ее компонентов, а это каждый 17-й житель нашего крохотного региона. Потомственных доноров у нас 3 000 человек.

О донорстве костного мозга я узнала, когда работала в местном СМИ. В редакцию периодически приходили пресс-релизы о том, что Русфонд приглашает йошкаролинцев вступить в Национальный регистр. Желающие были. Они организовали группу во Вконтакте, где делились информацией и рассказывали о своих ощущениях. Например, искали донора костного мозга для мальчика Миши. Но из местных никто не подошел — Мишин генетический близнец нашелся в Германии.

Между прочим, в нашем провинциальном городе, где немного потенциальных доноров костного мозга, есть уже и доноры реальные. Константин Карпов несколько лет назад подарил шанс на выздоровление мальчику из Челябинска. А в этом году реальным донором стала студентка Екатерина Мамаева — ее реципиент родом из Санкт-Петербурга.

Лично я решила стать потенциальным донором костного мозга после сотрудничества с нашим местным фондом «Взрослые детям», который курирует детское онкогематологическое отделение в йошкар-олинской больнице. Так вышло, что мой супруг — «выпускник» этого отделения. В детстве он заболел саркомой Юинга: как мы говорим, одной ногой шагнул в светлое будущее киберпанка.

Про фонд я узнала после того, как мой супруг сходил на юбилей отделения (хотя меня с собой не взял). Лично с сотрудниками я познакомилась на круглом столе, который сама же и организовывала. Мы говорили о благотворительности в республике Марий Эл, а через какое-то время я списалась с директором и узнала, можно ли прийти к детям в онкогематологическое отделение с мастер-классом. Мастер-классов было несколько. Ребята с удовольствием делали славянских обережных кукол, расписывали деревянных оленей и рисовали. И вот, пообщавшись с ними, с их родителями и сотрудниками фонда, я решила вступить в Регистр. Осознанно и трезво, оценивая все риски.

Стать потенциальным донором в Йошке (как и во многих других городах) просто. Уже н е нужно ждать акций от Русфонда. Можно прийти в отделение «Инвитро» (оно у нас одно-единственное) и сдать несколько миллилитров крови. Я, как истинная сова, явилась во второй половине дня, заполнила анкету и меня приняли без очереди. А 8 марта 2019 года прислали письмо, что я в Регистре. Так что теперь остается только ждать. Очень хочется кому-то помочь.

На этом я заканчиваю свой дневник. Хотелось бы в конце написать какую-то умную и даже дидактическую мысль, но у меня их нет, да и зачем? Просто помните, что вы все — чудесные люди. Спасибо вам всем. Пускай нас будет больше. Ура!

Словарь марийского донора

Тау — спасибо

Салам лийже — здравствуйте

Пагален ӱжына — добро пожаловать

Лу вем — костный мозг

Ирина Шульгина, 38 лет, потенциальный донор костного мозга

Ирина живет в Туле, воспитывает двоих дочерей и кошку. Беременна третьим ребенком. Говорят, опять девочка. Ирина по образованию социолог, но работает редактором сайта про роботов. Роботов, впрочем, не особенно любит, предпочитая им растения, животных и птиц.
Два года назад, недалеко от работы, Ирина увидела птицу, сидевшую на рябине. Заинтересовалась. С этого момента увлеклась орнитологией, вместе с мужем стали наблюдать за птицами и фотографировать их. Специально купила бинокль и объектив-«телевик». Сейчас может по нескольким трелям определить большинство городских и полевых птиц Тульской области.
Ира уверена, что птицы во многом напоминают людей. Ее социоорнитологические заметки для проекта Кровь5 не только научат доноров разбираться в птицах и окружающем мире, но и, возможно, помогут увидеть себя со стороны.

Стать донором Помочь донорам